ЭКиП № 6. ЗАДАЧИ РАЗВИТИЯ ГАЗОХИМИИ В РОССИИ

ЭКиП № 5. ЭКОЛОГИЯ И АГРОХИМИЯ

Все новости

ЭКиП № 12. КЛИМАТИЧЕСКИЙ "НЕВРОЗ" ЭКОНОМИКИ XXI ВЕКА

КЛИМАТИЧЕСКИЙ "НЕВРОЗ" ЭКОНОМИКИ XXI ВЕКА 

В ходе существования Земли наблюдается цикличность климатических периодов потепления и похолодания, вплоть до оледенения части планеты. Особенность идущего потепления заключается в необычно высоких темпах нарастания приземной температуры в последние 30 лет. Участившиеся стихийные бедствия и их разрушительные последствия связываются идеологами парниковой парадигмы исключительно с хозяйственной деятельностью человечества. Последнее вызвало у жителей стран с развитой и развивающейся экономиками рост социальной озабоченности проблемой возможной экологической катастрофы уже в недалеком будущем.

Данный фактор стал своего рода климатическим катализатором заботы общества о стабильности в биосфере Земли и породил тенденции энергоперехода от традиционного углеводородного топлива к ВИЭ. Во главе этого направления встали политики, социологи и экономисты стран с развитой экономикой. Бизнес открыл для себя новый высокодоходный и долгосрочный рынок для расширения и развития разных форм технологической перестройки индустрии в целях реализации энергоперехода.

Развернувшийся в среде ряда политических лидеров климатический "хайп" не смогли сдержать неоднократные обращения и письма в ООН и международные организации сотен ученых США и других стран мира, утверждающих о более сложной структуре природы изменения климата. Сущность протеста ученых не в отрицании факта потепления, а в оценке доли промышленных

выбросов парниковых газов (пары воды, метан, двуокись углерода и др.) в структуре причин изменения климата. Вклад хозяйственной деятельности в суммарные выбросы парниковых газов оценивается рядом специалистов наук о Земле и астрофизиками на уровне не выше 10–15 %.

Реализация уже опубликованных планов энергоперехода к углеродной нейтральности потребует для их исполнения к 2050 г. десятков триллионов долларов. Анализ предлагаемых схем и финансовых моделей перехода показывает, что развитые страны станут еще богаче, а многие развивающиеся, слаборазвитые — беднее, если они примут европейскую модель в своих странах по технологиям и срокам реализации.

Климатическое рвение некоторых лидеров экономически развитых стран и активистов зеленых партий и движений в своем порыве выглядит как "климатический невроз", охвативший заметную часть современного общества.

Стихийные события последних трех лет на планете (включая неготовность мира к пандемии COVID-19) привели человечество к осознанию необходимости заблаговременной подготовки к уже установленным наукой изменениям климата на планете и его неизбежным последствиям. Одним из ярких примеров такого понимания стало проектирование и создание в крупных приокеанических и приморских городах береговых сооружений для защиты от подъема воды в ходе повышения уровня океана из-за глобального потепления. Санкт-Петербург, Венеция, Нью-Йорк — это только та часть проектов, которые ведутся и имеются в открытом доступе. Такая работа необходима для всех потенциально опасных поселений, особенно на островных государствах. Ряд регионов России также требует принятия защитных мер.

Объективные ошибки и упущения власти и бизнеса, рядового населения вызваны отсутствием достоверных знаний о сроках и периодике климатических изменений в пределах жизни нескольких поколений, а не в общепланетарной геологической линейке времени. Наиболее яркий пример — гигантские пожары, прошедшие недавно в Австралии, которые не смогли спрогнозировать и быстро устранить. Но вместо анализа истинных причин — трагедия в Австралии стала только еще одним импульсом роста популярности в мире идеологии снижения углеродного следа и перехода к углеродной нейтральности в 2050 г.

Уменьшение антропогенной нагрузки на окружающую нас природную и искусственную среду, безусловно, необходимо. Однако замена традиционных углеводородов только энергией ветра и

солнца не единственные, а по ряду фактов и не оптимальные пути снижения антропогенного воздействия на природу. Это становится более понятным, если учитывать полный жизненный цикл производства энергии ВИЭ от получения сырьевого материала для солнечных панелей или изготовления мельничных лопастей и двигателей ветряных преобразователей энергии до утилизации отработанных изделий с большой долей высокотоксичных материалов.

На климатическом саммите 2021 г. руководство США справедливо отметило свой решающий вклад в ВИЭ энергетики страны и всего мира. В 2021 г. суммарная мощность ВИЭ в США достигла 100 ГВт, о чем европейские страны пока могут только мечтать. Однако при этом США, закрыв собственные электростанции на угле, увеличили его экспорт в Китай и продолжают оставаться первой в мировой экономике страной по добыче нефти и угля. В опубликованных планах Управления энергетики США объявлено о дальнейшем росте их добычи и развитии добычи СПГ до 2030 г.

Политика двойных стандартов, к сожалению, пришла на экологический рынок товаров и услуг и его энергетическую компоненту. Рост потребления энергии достиг в 2020 г. уровня 320 млрд кВт/час и будет расти. При этом важно отметить, что три четверти выработанной энергии приходится на большинство стран "Большой двадцатки". Призывы к энергопереходу и использованию ВИЭ не помешали ведущим европейским странам вернуться к угольной энергетике в период теплового кризиса осенью 2021 г. и изменить отношение к использованию угля в энергетике от полного запрета к поэтапному постепенному снижению.

Одна из труднореализуемых задач энергоперехода на зеленую энергетику в моделях европейских стратегий — их высокая стоимость и длительная окупаемость вложений, наиболее выгодная для кредитных финансовых организаций. Оценка затрат на обеспечение энергоперехода для каждой из слаборазвитых стран составляет от 3 до 10 триллионов долларов США. Где развивающимся и слаборазвитым странам находить источник такого объема финансирования без попадания в новую форму финансовой колониальной зависимости — непонятно.

Другая специфика и сложность проведения национальной независимой от сильных мира сего "климатической перестройки" в борьбе с потеплением климата на планете связана с реально сложившимися к началу XXI в. правилами международной торговли товарами национальных производителей развивающихся стран. Современные торговые пути товаров и услуг включают обилие посредников — банков, логистических компаний, биржевых маклеров, торгующих фьючерсными "товаробумагами", и многочисленные, в том числе зеленые и псевдозеленые, фонды и пр.

Даже Россия — гигантская по своим природным ресурсам, востребованным в мире, не способна как производитель реализовать нужный потребителям товар без согласия сети посредников. События на рынке природного газа Европы осенью 2021 г. — яркий пример влияния межднародной постиндустриальной экономики на торговые процессы. Каждый производитель экспортно ориентированного товара вынужден искать согласованные решения с учетом мировой сетевой структуры товарообмена и пусть дистанционно, но принимать участие в формировании условий сосуществования различных участников рынка, разрешая, как в любой экологической дилемме, противоречия цивилизации с биосферой Земли.

Важнейшей задачей подавляющего большинства стран и народов, не зараженных "климатическим неврозом", является убеждение международного сообщества в обоснованности национальных экономических программ энергоперехода к зеленой энергетике при одновременном снижении антропогенного угнетения общепланетной окружающей среды обитания.

Расконсервация угольных ТЭЦ и ТЭВ в Великобритании при остановке ветряных электрогенераторов осенью 2021 г. — свидетельство правильности подхода к благополучию ныне живущих людей в любой стране. Временный отход от общепланетарной задачи снижения антропогенного давления на природу — тот самый шаг назад, который позволит сделать два шага вперед по реализации программы устойчивого развития без сдерживания экономического и социального роста значительного числа быстроразвивающихся и слаборазвитых стран мира.

Реализация ускоренного энергоперехода не должна стать новой постиндустриальной формой колонизации. Энергопереход должен стать разумной формой разрешения экологических проблем общемирового уровня.

Официальный итоговый документ саммита по климату в Глазго 2021 г. По его добровольной форме выполнения заданий по энергопереходу к 2050 г. В целях сдерживания темпов роста приземной температуры служит компромиссом экономически развитых стран с развивающимися. Подобные решения приняты и в целом ряде других глобальных деклараций по снижению антропогенного давления на биосферу Земли. Итоговые документы саммитов по климату в Риме и Глазго изменили целевой энергопереход, отказавшись от ускоренного климатического "невроза" в пользу поэтапной и плавной схемы перехода к устойчивому развитию.

В.Д. Кальнер

д-р техн. наук, профессор,

зам. главного редактора